Previous Entry Share Next Entry
sotsuten
pilot
smailik
12 марта – выпускной.
Когда только успели. Непонятно.

***
Чтобы получить в нашей школе диплом, надо, как известно, отдельно сдать работу и отдельно сдать текстовую-теоретическую часть. Работу обычно защитить сложнее, но бывает, что и на текстовой части валят. К тому же толком начать её писать можно только после защиты практики, потому что до этого момента всё постоянно меняется и неизвестно, что писать – а после защиты практики остаётся всего месяц, а написать надо страниц 40-60, то есть всё как обычно в нашем любимом неизбежном аврале и разумеется на новогодних каникулах.

Ирие, звезда очей моих, доехал до Токио (четыре-пять часов в один конец) поискать там для меня альбом Рубенса, в котором среди пары сотен картинок есть одна, на которой есть квадратный сантиметр, на котором нарисованы две капельки, образ мыслей при рисовании которых немного напоминает небольшую часть моего дисера. За компанию мне привез трогательнейшую книжку фотографий и писем из путешествий очередного сумасшедшего японца.

Вытащил на следующий день меня в обед в уже пустую школу, привез книжки, большой плакат с лучиками из облаков над Фудзи (который немного напоминает другую небольшую часть моего дисера), и из рассыпанной вокруг пачки заметок, гораздо большей, чем моя, перьевой ручкой красивыми буквами с ошибками почти в каждом слове (японцев, умеющих писать по-английски, почти не бывает) и смешными картиночками почти час записывал и объяснял мне, что в моём дисере крутого.

Нечего и говорить, что почти никаких зимних каникул после этого у меня не было, потому что писать пришлось каждый день. Все чудовищные учителя – чудовища, вот что.

***
– Нечего писать вот это вот всё, набор цитат из разных книжек и кучу ссылок на классику, которую все знают!
– Эээээ.. Но дисер же обычно и есть набор цитат из разных книжек и куча ссылок на классику?
– Напиши обязательно личные впечатления, и про Японию, и про школу, и всё остальное что придёт в голову, а стандартный дисер тут и без тебя умеют.

***
И вот мы значит собираемся с комиссией, которая решает, можно ли выдавать мне модный японский диплом, на обсуждение моей текстовой работы. Которую они читали две недели и жаловались мне в коридорах, что английский ужасно трудный язык.
– Очень интересно, мне понравилось! – сказал Ирие. – Главное, куча личных впечатлений и индивидуального процесса поиска, а не этот ваш набор цитат вечный!
– Эээээ…– сказали преподы, – но ведь дисер обычно и есть набор цитат, а тут половина личных процессов? Это скорее как книгу интересно читать…
– Вот именно! – сказал Ирие, – интересно читать! Я считаю надо непременно дать ей диплом!
– Ээээээ… - сказала комиссия – но ведь совершенно нестандартное содержание?
– Вот именно! – сказал Ирие, – совершенно нестандартное содержание! И картинки! И целых 75 страниц!
– Ну хорошо…– сказала комиссия (потому что Ирию все в школе боятся) – а кстати, между прочим, это ваш первокурсник повесил там в главном зале финальной выставки непонятный огромный ярко-розовый многогранник, в который все засовывают головы, но никто не понимает, что это такое?
– Ой! – сказала я, забывшись, – это же мой любимый огромный ярко-розовый многогранник! И мой любимый первокурсник, самый смешной на курсе!
– Конечно мой, – сказал Ирие, – это предполагаемый предмет обихода в повседневной жизни семей 2040х годов, о которых мы ничего не знаем. У нас и теоретическая часть есть.

***
Так они решили всё-таки дать мне диплом.
Ирие, кстати, работает последний год (я, как всегда, в последний вагон уходящего поезда), первокурсник с многогранником в задумчивости бродит по школе и пытается выбрать себе руководителя на второй курс – пока, разумеется, безуспешно.
Какой вывод можно сделать из всего этого процесса? Как написано в любой статье о японском образовании, главное – найти себе правильного профессора. Остальное мелочи. В некотором смысле судьба моя решилась, когда это чудовище подошло к нашим плакатам с самого первого воркшопа, где мы с Мураками и Чемой придумывали роботов, которые ничего не могут правильно сделать, и вместо всего этот вот обсуждения-вопросов-фидбека посоветовал добавить к ним робота-гадалку.

***
На финальной выставке устроила садик – вместо проекций и всех этих технологий понаделала крутящихся блестящих цветочков и понатыкала их под деревом. Имела сказочный успех у детей и некоторое недоумение у большинства остальных.
Вообще, непонятно всё это со всем этим профессиональным художественным образованием. Программа, сроки, дедлайны, презентации, обязанность учитывать мнение кучи каких-то полуслучайных людей, критика, стрессы. Два года на возможность сосредоточиться на своих делах, библиотека, отсутствие рабочей рутины, возможность хоть по сто раз переделывать проект и искать, что же хочется сделать, возможность поговорить с хорошим учителем. Вот и думай. На выпускной выставке поболтали со школьным англичанином, он поинтересовался, буду ли я скучать, я сказала, что нет конечно, слишком много стресса. А сама, конечно, врушка, начала скучать уже сейчас, за неделю до выпускного.

К тому же у меня теперь дома оставшиеся от выставок огромная ванна и коробка веток от дерева. Художничек.

  • 1
вот сразу после выпускного и можно будет об этом подумать) логический финал некий опять же.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account